Лечение депрессии

Мое исцеление от депрессии

Моя мать получила инженерное образование, но в самом начале 90-х, когда все производства в стране разваливались, ее сократили. На работе она познакомилась с женатым человеком, от которого родилась я. Больше отец не участвовал в моей жизни.

Моя мать была «старородящей» — ей было 38 лет — и врачи отговаривали ее от родов, говоря, что я могу родиться больной, но она не согласилась на аборт. В 1994 родилась я. Моя мать имела собственную квартиру на Украине, где работала, но ее пришлось продать, чтобы приехать к дедушке. На деньги с ее продажи мы жили следующие пять лет.

Я не посещала детский сад — и это было хорошим решением, потому что я не умела поддерживать отношения с большим количеством ровесников. Питалась я довольно хорошо. Игрушкам я предпочитала книги, но и игрушек всегда было достаточно — их и одежду мы получали от соседей и родственников. Всего было достаточно, и моя мама всегда была со мной. И вот мое первое наблюдение — самых малых крох достаточно для жизни человека, роскошь же скорее вредит, чем приносит пользу. Какой бы был мне прок в дорогих бестолковых игрушках и во вредной еде?!

У меня были две подружки, с которыми я гуляла под присмотром мамы. Они тоже росли в неполных семьях. Поэтому я недоумевала, почему знакомые дети часто спрашивали, где у меня папа. Скорей это я их должна была спрашивать, почему у них есть папа, ведь я привыкла, что детей воспитывают только мамы.

Мое детство могло быть счастливым, но было несчастливым. Я была нежным и ранимым ребенком, обижалась на каждую мелочь, часто плакала. Я не знаю, когда я впервые стала задумываться о самоубийстве — по-моему, эти мысли были со мной с рождения. Как бы то ни было, моя первая попытка самоубийства состоялась в пять лет. После ссоры с матерью в слезах я побежала на кухню и взяла нож. Уже в своей комнате я взялась за него, но нож был тупой, а мои ручки слишком слабы и боязливы. По незнанию я пыталась проткнуть себе грудь. Нож не нанес ни малейшего вреда и был благополучно возвращен на место.

Пережив депрессию, я могу выделить людей, желающих совершить самоубийство. Я определяю это по выражению лица — скорбному, с огоньками отчаяния, таящимися в глубине глаз, особой зажатости. Но разве я могу просто подойти и предложить помощь? К тому же сытый голодного не разумеет.

В шесть лет меня все-таки отдали в детский сад, потому что деньги кончились, и маме надо было искать работу. В семь я пошла в школу. А в восемь и в музыкальную школу. Я была довольно способной и была отличницей до третьего класса. После плавно скатилась на четверки, а затем на тройки. Связано это было с приходом в наш класс мальчика по имени Дима, который дразнил меня. У меня всегда был лишний вес — по словам врачей, от трех до семи килограмм — кроме того, у меня рыжеватые волосы и есть немного веснушек на носу. За это я и получила множество обидных прозвищ, за это надо мной издевался Дима, а вместе с ним и большинство моих одноклассников. Я помню, как я ненавидела их. Эта ненависть была бурной, обжигающей и — как бы выразиться — ненаправленной на какой-либо объект. То есть я ненавидела не конкретно моих обидчиков, но и всех вокруг: маму, всех школьников и учителей, школу, даже прохожих. Вспоминая об этих издевках, я начинаю находить некоторое сходство между мной и Димой. Возможно он также страдал, как и я.

Жила я в ужасе. С ранних лет я предпочитала мультикам криминальные передачи, поэтому типичными спутниками моих вечеров были сообщения о маньяках, убийцах, ворах и автомобильных авариях. Всего этого я ужасно боялась. Я стояла на переходе по несколько минут, ожидая пока догорит зеленый (я ведь не знала, когда он закончит гореть!), красный и вновь загорится зеленый, чтобы я могла спокойно перейти дорогу. По вечерам, когда я возвращалась из музыкальной школы, было еще страшнее, а придешь домой — холодно и одиноко, потому что мама работала на двух работах с утра до поздней ночи. Я приходила и садилась перед телевизором.

Домашними заданиями я не занималась — в школе к их проверке относились откровенно наплевательски. А получая двойку, приходила домой, думая о самоубийстве. В нашей аптечке никогда не хранились препараты, которыми можно было отравиться. Однажды я выпила десять таблеток парацетамола — со мной ничего не произошло. Вешаться я не хотела — это ужасно некрасиво. Можно было перерезать вены, но во всех фильмах и сериалах персонажи, перерезавшие себе вены, были унизительно отправлены в больницу и спасены наглыми врачами, которых об этом никто не просил. Утопления, как и тока, я ужасно боялась. Но, с другой стороны, Осаму Дадзай и Вирджиния Вульф утопились.

Ох уж эта логика подростка, пытающегося примазаться к великим личностям! В конце концов лет в шестнадцать я приняла решение утопиться. Но для того, чтобы утопиться, мне нужно было похудеть, а не то найдут труп жирухи и побрезгуют его вытаскивать. Кроме того нужно было решить вопрос с водоемом: никакой Сены, Рейна и Гвадалквивира поблизости не было, зато была «здешняя скверная речонка с неприличным названием». Итак, самоубийство откладывалось.

Рекомендуем как первый шаг к преодолению депрессии: наш онлайн курс «Из несчастного стать счастливым»

Подростковый возраст добавил проблем: у меня заметно ухудшилось здоровье. Я стала кашлять, как туберкулезник в последней стадии. Сейчас я думаю, что этот кашель был соматическим следствием моей депрессии. Я больше не посещала хор, были отменены занятия вокалом. Меня обследовали врачи и ставили диагнозы, потом диагнозы опровергались и ставились другие. Меня отправили к психологу, который побеседовал со мной час и направил меня к психиатру. Я, наверное, обрадовалась: я читала кое-что о психиатрии и думала, что наконец-то таблетки помогут мне справиться с многолетней депрессией. Но мама очень боялась, что мне пропишут какие-нибудь ужасные таблетки, поэтому я не пошла к психиатру. С учебой же становилось все хуже и хуже, а школьные издевки стали носить явный сексуальный подтекст. Другие девочки переживали их довольно спокойно, но я оказалось чересчур забитой, испуганной и ранимой.

Все это продолжалось до окончания школы. На первом курсе института стало поспокойнее, но я стала еще мрачнее. Причем на типичного человека, страдающего душевными муками, я явно не тяну. Как я уже говорила, я пухленькая, рыженькая, с веснушками, носом-картошкой, а уголки моих губ смотрят вверх, что постоянно придает моему лицу оптимистичное выражение. Я придерживалась банального мировоззрения трудного подростка с суицидальным настроением: «никтоменянелюбит, боганет, всетлен», потому что в четырнадцать прочитала «Бог как иллюзия», и мой мир перевернулся. Кроме того я была чайлдфри и прочойс. Теперь мне кажется, что эти тусовки, как и, например, «Церковь эвтаназии», объединяют людей с тенденцией к саморазрушению, в том числе и людей, склонных задумываться о суициде.

На зимних каникулах я, наконец, сменила свое материалистическое мировоззрение на идеалистическое — на деизм, потом пантеизм и так далее. Переход к христианству случился уже на летних каникулах. Я стала слушать «Страсти по Матфею» Баха. До этого я предпочитала симфонии Бетховена и что-то классическое по мелочи. Вначале «Страсти» показались мне длинноватыми (общая длительность 3 часа), кроме того, там много речитативов. Это было до тех пор, пока я не взялась за перевод. Вот тут я и прониклась всей силой музыки.

Вместе с тем, как я впустила христианство в свою жизнь, изменилась и моя жизнь. Я была крещена в младенчестве, и христианство всегда казалось мне какой-то отжившей идеологией. Но теперь я поняла, что оно необыкновенно живо и актуально. Я абсолютно не понимаю проблемы людей из своего окружения, формально христиан, на деле — нет. Их проблемы легко решаются простой жизнью по христианству. Все эти африканские страсти, дилеммы «дать парню — или не дать», «дать взятку — или не дать» настолько просто решаемы. Я стараюсь жить по христианству, конечно, часто сползая в унылый мрак грехов, и при соблюдении заповедей сталкиваюсь с трудностями, но даже эти трудности делают меня счастливой.

Если бы другой человек сказал, что он не думает о самоубийстве каждый день — я подумала бы, что он лукавит, ведь я задумывалась о смерти и самоубийстве каждый день сколько себя помню. А теперь эти мысли исчезли. Настроение улучшилось, работоспособность повысилась. «Туберкулезный» кашель исчез. Я похудела на 12 килограмм. Сплю я как младенец. И хотя я не воцерковлена, начинаю заглядываться на православные храмы нашего города. Читаю Библию, слушаю Баха и, пожалуй, счастлива.

© pobedish.ru


( Победишь.ру 14 голосов: 4.07 из 5 )
6621


Анна, 18 лет

отзыв  Оставить отзыв   Читать отзывы

  Предыдущая беседа

Следующая беседа  

Версия для печати Версия для печати


Смотрите также по этой теме:
Может ли человек в депрессии помочь сам себе? (Психиатр Дмитрий Кваснецкий)
Антидепрессант №1 (Дмитрий Семеник, психолог)
Самый простой и быстрый путь к психической болезни (Дмитрий Семеник, психолог)
Печаль светлая и черная или Грешно ли грустить? (Священник Андрей Лоргус)
Депрессия. Что делать с духом уныния? (Борис Херсонский, психолог)
Шизофрения — путь к высшей степени нестяжания (Дмитрий Семеник, психолог)
Депрессия как страсть. Депрессия как болезнь (Психиатр Дмитрий Авдеев)
Депрессия и телевизор (Дмитрий Семеник, психолог)
Роль психиатрии и Церкви в преодолении депрессии (Психиатр, священник Владимир Новицкий)
Любой диагноз в психиатрии – миф (Психиатр Александр Данилин)

Самое важное

Лучшее новое

Выбрали жизнь
Всего 39210
Вчера 3

Пожертвования
Из несчастного стать счастоливым
Как пережить расставание
Последние просьбы о помощи
23.02.2024
Не вижу смысла своего существования. Закончила универ, но на работу не устроилась, потому что сломала позвоночник. Вокруг у всех кипит жизнь, а я хочу умереть. Ощущение, как будто заперта в темнице и никак не могу выбраться. И пустота... кромешная пустота. Безвыходность и отсутствие себя самой в этом мире...
23.02.2024
Мне 21 год. Жизнь кажется лишь серой полосой, что никогда не кончится. Любви нет. Одни предательства, уже не верю ни во что. Видя оживленных одногруппников черной завистью завидую им. Все подтрунивают, уже невозможно терпеть. Каждый день жду, что сложится ситуация для совершения суицида.
23.02.2024
Мне 24, на мне куча обязанностей, остался бизнес от родителей, я тяну его сама, живу в поселке. У меня обнаружили неоперабельную опухоль в головном и спинном мозге, я потеряла чувствительность всего, что ниже грудного отдела. Я не помню, когда последний раз была счастлива. Мне кажется, всем, и мне в том числе, было бы просто лучше, если бы меня уже вовсе не было.
Читать другие просьбы

Диагностика предрасположенности к суициду



Книги для взрослых


диагностический курс

Мы протягиваем руку помощи тем, кто хочет помощи. Принять или не принять помощь - личное дело каждого.
За любые поступки посетителей сайта, причиняющие вред здоровью, несут ответственность сами лица, совершающие эти поступки.

© «Победишь.Ру». 2008-2021. Группа сайтов «Пережить.Ру».
При воспроизведении материала обязательна гиперссылка на www.pobedish.ru
Настоящий сайт может содержать материалы 18+